tallinn

(no subject)

Вот я опять с некоторым опозданием в защиту непонятно кого, и тем не менее.

Светской еврейской культуры в России стало, видимо, на один проект меньше.

Прошел у нас, как известно, Идишфест. Финансируемый нынче ФЕОРом. И в честь этого лишенный напрочь женского вокала. В связи с чем возникает несколько вопросов.

Во-первых, возникает вопрос, что там делала я, благожелательно воспринимающая неженский вокал в единственном, кажется, случае Псоя Короленко, который там, конечно, был, но у которого есть более интересные и сольные программы. Ответ на этот вопрос туманен. Ответы на следующие, впрочем, вряд ли будут яснее.

Во-вторых, почему, зная об этом условии, согласились участвовать участники, в особенности группы с женщинами-вокалистками? Почему оставили своих вокалисток и приехали в инструменталистском качестве? Гонорарно, престижно или просто им так нормально? Говорят, есть более чем приемлемая причина - лояльность организаторам фестиваля.

Тогда третий вопрос - к организаторам. Зачем надо было брать деньги у ФЕОРа, зная о том, что будут выдвинуты разные условия, а денег при этом будет выдано не так уж много (судя по тому, что традиционный формат Идишфеста, подразумевающий сбор большого числа "молодых" клезмеров и их обучение на мастер-классах, был урезан и фестиваль свелся к двум концертам)? В то время как есть, например, фонд CAF, пока, слава Богу, вполне светский. Но я тот еще фандрайзер и советов давать не могу - только задавать вопросы.

Ну и четвертый вопрос - к ФЕОРу. Понятно, ультраортодоксам нельзя слушать женское пение вживую (в тч через микрофон и колонки). Но ведь Идишфест, как уже было сказано, состоял из двух концертов. Почему ультраортодоксы не могли прийти на второй концерт, в МЕОЦ, и там слушать мужское пение, доносящееся, к тому же, из цниютно облаченных тел? Почему ожидалось, что ультраортодоксы придут на первый концерт в клуб Milk - ровно в то самое время, когда им подобало быть в синагоге на чтении Мегилат Эстер? В общем, не проявил ФЕОР гибкости. Впрочем, и с чего бы вдруг ему ее проявлять.
gatchina

(no subject)


Ну вот проект "Сноб". Нет-нет, не состою и читаю крайне редко, по сути дела ничего сказать не могу. Но вот, говорят, человек 10 участников проекта возмущены политикой редакции, которая, по их мнению, неправильно отрабатывает уплоченные ими в виде членских взносов деньги. И прежде чем с треском выбыть из сообщества (или вместо этого) они написали унылую кляузу, то бишь открытое письмо, которое поспешил опубликовать "Часкор". (Говорят, все СМИ "Снобу" завидуют за нев***енное финансирование, а потому и рады транслировать похоронные речи: "ситуация критическая", "сайт деградировал".) Опубликовал с подзаголовком "Снобяне первого созыва требуют отставки редакции сайта". "Снобяне" как-то уж слишком омофоничны Собянину, нет? В общем, омофоны эти упрекают редакцию в излишней критичности ко всему российскому, а также - о, ужас - в пропаганде гомосексуализма - на основании одного материала: заметки о преимуществах воспитания детей в лесбийских семьях, которая всего лишь коротенечко суммировала выводы американских исследований. Да, еще их возмущает, что главред сайта, Маша Гессен, не любит Сэлинджера; этот факт они радикально обобщили до "не читает классической литературы".

Ну и ладно. Но кто, интересно, цитирует эту унылую кляузу про пропаганду гомосексуализма? Цитирует ее - из соображений, очевидно, личной ненависти ("одиозная Маша Гессен") - Александр gospodi  Шаталов, который "Глагол", который известнейший в России 90-х издатель гей-литературы, в тч Евгения Харитонова и Берроуза. В общем, ничего особенного. Лишний (излишний?) пример того, что "все средства хороши" и что никакой lgbt солидарности в России нету-с.
tallinn

А если залезть на шкаф, то все видно. А если отмычку подобрать...


Этический кодекс Американской антропологической ассоциации, в частности, предписывает следующее:

Антропологи
  должны заранее получить информированное согласие изучаемых лиц, информантов, людей, владеющих изучаемыми материалами или контролирующих к ним доступ, или каких-либо других заинтересованных лиц, которые могут быть как-то затронуты исследованием.

А вот мы видим, в
"Мониторинге общественного мнения", журнале ВЦИОМа, была опубликована статья (чья научная ценность стремится к нулю, а выводы противоречат другому пункту того же Кодекса (Антропологи  должны делать все от них зависящее, чтобы гарантировать, что их исследование не вредит безопасности, достоинству или частной жизни людей, с которыми они работают)), авторы которой, ничтоже сумняшеся, подробно излагают, как они дважды пытались обмануть своих информантов, пролезая в их закрытое приватное пространство под чужими личинами и ни разу не сочтя нужным заявить о своих исследовательских целях, и как они горды, что им это, наконец, удалось:

 

"Чтобы получить доступ к закрытому ресурсу (интернет-сообщество "nashi_deti"), одним из авторов было отправлено письмо модератору сообщества от имени гетеросексуального мужчины 26 лет, имеющего ребенка, с просьбой принять его в участники сообщества. <…>  От модератора был получен вежливый отказ: "… Но данное сообщество все же было создано изначально для достаточно определенного круга лиц — для откровенного общения в своем кругу по совершенно определенным вопросам. И многие из его участников достаточно категорично высказываются о принятии в него людей "со стороны". Поэтому, надеюсь, вы меня поймете, но я не смогу принять вас в сообщество".

После этого запрос был послан от имени 18-летней девушки с явными лесбийскими наклонностями, не имеющей постоянного партнера и детей (для этого был создан специальный фиктивный индивидуальный блог). Модератор сообщества тоже ответила на эту просьбу отказом, однако разрешила стать пассивным читателем сообщества…"


 В сноске авторы оговариваются:

"Этическая сомнительность предпринятых шагов для получения доступа к объекту оправданна, как нам кажется, сохранением конфиденциальности авторов сообщений."

Но кажется им неверно. Конфиденциальность, на которой их невольные информанты так явно и недвусмысленно настаивали, естественно, грубо нарушена хотя бы тем, что сообщество названо, а модераторы и участники его указаны в открытом доступе.

Допущение (которое авторы статьи, возможно, делают, хотя и не озвучивают), что иначе как обманом науке до этой группы информантов не добраться, тоже неверно и связано, видимо, с невежеством авторов в выбранной ими тематике (что подтверждается, например, списком литературы, состоящим из трех (!) пунктов): на материале различных лгбт-сообществ кириллического сектора Живого журнала было написано немало курсовых работ, дипломов и статей. Авторы приходили, представлялись, просили разрешения читать и спрашивать в исследовательских целях и получали его.

Авторы данной статьи --
В.В. Солодников, доктор соц. наук, профессор кафедры прикладной социологии РГГУ, и студентка этого же вуза.

Понятно, что вышепроцитированный Кодекс антропологов не имеет юридической силы, нет законодательно оформленных принципов работы с информантами, научная этика оказывается вещью зыбкой и необязательной. Юридически наказать за это нельзя. То есть человек сохранит свой высокий статус, будет и дальше учить студентов подобным методам, работать в приличном вузе, сотрудничать с приличным журналом и позорить имя науки.
Но, может быть, способна как-то среагировать корпорация?

tallinn

Ревнители русского языка


В торговом центре мама одевает дочку лет 5, ударяет ее за что-то (несильно), та говорит: Ау! Мама приходит в совершеннейшую ярость, лингвистико-патриотического причем свойства:
- Что это за "ау", блядь? Это, блядь, по-русски так говорить? Может, ты в Америке находишься или где? или во Франции? Что это за "ау"? Может быть, "ау"? Чтоб я такого, блядь, больше от тебя не слышала!
gatchina

как я провел этим воскресеньем


  

     

  

     

  

        

  

   

Впечатления, в общем, вполне ожидаемы. Людей, понятно, не шибко много. Они, понятно, в основном приятные. Жанр, понятно, себя изжил: спасибо, что пришли, но сказать нам вам нечего, потому что и так все понятно. От речей немного стыдно, от кричалок и вовсе смешно. Надо бы как-то: глинтвейн, музыка, большая растяжка с маркерами, где каждый может написать свое "нет!" и свое "да!".
tallinn

(no subject)


Как говорит Настасья Филипповна, "в первый раз человека вижу".
Иными словами, наконец-то на русском вышло
интервью авторитетного человека, который внятно объясняет правильные вещи:

<...>
Менять одни законы Торы и настаивать на неизменности других — это лицемерие. Например, отменить запрет евреям ссужать друг другу деньги под проценты (Втор 23), а затем остановиться перед запретом на гомосексуализм (Лев 18, 20) и сказать, что его нельзя снять, — это лицемерие. Все библейские законы открыты для новых интерпретаций в зависимости от меняющихся обстоятельств, потребностей, этических норм. В этом заключено величие Талмуда и величие иудаизма, именно это поддерживает и сохраняет иудаизм. Галаха в мельчайших подробностях предписывает, как должен жить еврей, а затем позволяет важнейшим принципам Торы — таким, например, как «справедливости, справедливости ищи» (Втор 16:20), — модифицировать правила, если те стали дискриминационными. Основной вопрос, разделяющий современный иудаизм на течения (ортодоксальное, консервативное, реформистское и др.), состоит как раз в том, является ли иудаизм религией, в которой этические ценности важнее отдельных несправедливых законов, или же он застыл во времени, и несправедливые социальные отношения неразрывно связаны с еврейской религиозной практикой и принципами.

<...>
Еще я очень люблю историю о женщине по имени Юдит (моя тезка!) из трактата Йевамот (ВТ Йевамот, 65б). У Юдит родились близнецы (как и у меня!), но не одновременно, а с перерывом в несколько месяцев. Поскольку роды были столь необычными и болезненными, эта женщина не захотела больше иметь детей. Тогда она переоделась, чтобы не быть узнанной, и пришла к своему мужу, знаменитому раву Хийе, с вопросом: «Обязаны ли женщины рожать детей?» Он ответил ей отрицательно: заповедь «плодиться и размножаться» (Быт 1:28) распространяется только на мужчин. После этого Юдит втайне от мужа выпила особое зелье, которое сделало ее бесплодной. Когда же рав Хийя понял, что жена больше не беременеет, то дознался до истины и весьма опечалился, воскликнув, что хотел бы иметь еще одну пару близнецов.
Мне нравится эта история потому, что в ней умная женщина, живя в обществе, в котором решения принимают мужчины, находит способ получить нужный ответ. Мужчины же при этом получают урок: отношение к женщинам как к существам второго сорта, которые не обязаны выполнять заповеди, может обернуться против них самих!

Интервью с профессором JTS, р. Джудит Хауптман

gatchina

Печальная повесть о тяготах градостроительства, она же Пасквиль, она же — Назидание - Рассказы & Эсс


Booknik
Печальная повесть о тяготах градостроительства, она же Пасквиль, она же — Назидание

Но то была не башня, построенная каменщиками жены Городничего, а совсем чужая башня. Откуда мы это учим? Ибо «нисшел Господь» — потому что жена нажаловалась Господу-Городничему на неугодную ей высотную башню. Откуда узнала о ней жена Городничего? А был у нее особый навигатор, кой подносила она к глазам и вопрошала: «Мои ль башни всех милее, / Всех высотней и белее?» И навигатор ей, как правило, отвечал так: «Ваши, мадам, не вопрос». А на этот раз ответствовал иначе: «Всем прекрасны башни ваши, / Что белеют вдалеке, / Но на Сетуни-реке / Башня выше есть и краше…»

Давид Гарт